ПОСЛЕ НАС ХОТЬ ПОТОП. ч.3. ГАРЕМ В ОЛЕНЬЕМ ПАРКЕ

Олений парк /Parc-aux-cerfs/ — несколько кварталов в Пасси по соседству с Версалем в Париже. Небольшие павильоны и охотничьи домики, расположенные здесь, по существу, являлись загородной резиденцией для многочисленных любовниц короля Людовика XV. Устроен в 1752 по инициативе маркизы де Помпадур,  которая к этому времени уже не поддерживала физической близости с королем, но сохраняла титул официальной фаворитки. Таким образом она пыталась держать под контролем увлечения короля, отслеживать и устранять возможных соперниц.

Прибытие мадам Помпадур в Олений парк. Гравюра XIX  в.
Прибытие мадам Помпадур в Олений парк. Гравюра XIX в.

Деликатную миссию подбора кадров выполнял личный камердинер короля Доменик Гийом Лебель (1696 — 1768). В основном, его тактика состояла в том, чтобы заманить девицу на ужин в Версальский дворец. Там, через дыру в стене монарх имел возможность разглядеть претендентку и давал знак Д. Лебелю. Затем она либо сразу препровождалась в королевский будуар, либо отправлялась в Олений парк. В постели король не отличался особой разборчивостью, однако отдавал предпочтение девственницам. Его выбор определялся не только личными потребностями. По воспоминаниям, король сильно опасался заразиться дурными болезнями, столь распространенными среди его любвеобильных подданных. 

Вплоть до 1768 в Оленьем парке одновременно проживало до нескольких десятков девушек, которых набирали их детских приютов, семей разорившихся дворян и мелких ремесленников, перекупали у парижских своден и т.п. Их пребывание в Оленьем парке напоминало золотую клетку. Утро в Оленьем парке было наполнено щебетом птиц и девичьих голосов, звоном хрустальной посуды и веселой перекличкой прислуги. Король не скупился на содержание своих метресс и окружал их всевозможной роскошью. Однако, их свобода передвижения была ограничена территорией парка. Иногда случалось, что пленницы беременели и даже рожали детей. В таких случаях, король подыскивал для них подходящего мужа и даже обеспечивал пристойным приданым. 

Естественно, составить полный список обитательниц Оленьего парка за пятнадцать с лишним лет не представляется возможным. Тем не менее, имена некоторых из них сохранились в истории: Жанна-Маргарита де Нике (мадам Верон де Серанн) в 1754; Мари Луиза де Марни (мадам де Джамбон) в 1758; Мария Тереза Буасселе в 1768; Жанна Маргарита Сальвета (мадам Марс) в 1768 и др. 

С 1759 по 1762 любовницей короля Людовика XV была Маргарита Катрин Эно (1736-1823). Дочь торговца табаком Жан-Батиста Эно и Катрин Куприс де ла Саль. Прилежно исполняла свои обязанности, чередуясь с другими обитательницами Оленьего парка. Родила двух дочерей: Аньес-Луиз де Монтрей (род. 1760) и Анна-Луиз де ла Реаль (род. 1762). Обе они были воспитаны в монастырской школе Шайо, затем успешно вышли замуж и получили обязательное приданое. Закончив свою недолгую карьеру, М.Эно отправилась на заслуженную пенсию и вышла замуж за Блеза Арода, маркиза де Монмела. Благополучно пережила Великую французскую революцию за границей и вернулась на родину только после окончания революционного террора. 

Франсуа Друэ. Портрет мадмуазель Маргариты Катрин Эно, позднее маркизы де Монмела в турецком костюме. 1757
Франсуа Друэ. Портрет мадмуазель Маргариты Катрин Эно, позднее маркизы де Монмела в турецком костюме. 1757

Люси Мадлен д’Эстен (1743–1826) была любовницей Людовика XV с 1760 по 1763. Внебрачная дочь Шарля Франсуа д’Эстена, виконта де Равеля и Магдалины Эрни де Мирфонд. Повторила обычный путь королевской наложницы. Делила досуги Людовика XV с другими его любовницами. Родила двух дочерей: Аньес-Люси (род. 1761) и Афродиту-Люси (род. 1763). Выдала их замуж за отпрысков благородных дворянских семейств. В 1768 права Л. д’Эстен были официально узаконены и она с чувством исполненного долга согласилась стать женой графа Франсуа де Буассюле.

Читайте также  ВЕРА ПАВЛОВА. НЕБЕСНОЕ ЖИВОТНОЕ.

Луиза-Жанна Тирселен де Ла Коллетерье (1746-1779) — дочь гвардейского офицера Пьера Тирселена де Ла Коллетерье и Жанны Жаклин Воторт. Попалась на глаза Д. Лебелю в возрасте одиннадцати лет, однако не сразу поддалась на его заманчивые уговоры. Лишь в 1762 впервые оказалась в Оленьем парке, где и задержалась на три года. По рассказам, при первой встрече она отчаянно сопротивлялась, называла короля старым и уродливым дураком. Впрочем, такая реакция только позабавила Людовика, который охотно исполнил роль заботливого доброго папаши. 

Дальнейшая судьба Л.-Ж. Тирселен де Ла Коллетерье не была столь уж безоблачной. В 1764 она родила сына Бенуа-Луи Ле Дюк и вознамерилась добиться признания отцовства короля. Все ее попытки были пресечены на корню. Более того, в 1765 она на несколько месяцев попала в Бастилию и с трудом вымолила прощение. В конце концов, Людовик XV проявил снисходительность и отпустил строптивицу на волю. Он даже назначил ей пенсион в 30 000 ливров, который обеспечил весьма безбедную жизнь. Л.-Ж. Тирселен немедленно отправилась за границу, где завела сразу несколько романов и понаделала кучу долгов. Она так и не вышла замуж и умерла от рака в забвении и одиночестве. 

Анна Куппье де Романс (1737-1808) родилась в Гренобле в семье мелкого служащего Жана Жозефа Куппье и его жены Мари-Мадлен Арманд. В 1760 знаменитый авантюрист Джакомо Казанова предсказал девушке, что она будет любовницей короля Франции. Все именно так и произошло. Сестра Анны Мария-Мадлен Куппье-Варнье была известной парижской куртизанкой, хорошо знакомой с Д. Лебелем. Он не упустил шанса в очередной раз услужить королю в качестве сводника. 

Неизвестный художник. Портрет мадмуазель Анны Куппье де Романс
Неизвестный художник. Портрет мадмуазель Анны Куппье де Романс

В тот период у Людовика наибольшим успехом пользовались Маргарита Катрин Эно и Люси Мадлен д’Эстен. А. Куппье настояла, чтобы ее поселили отдельно в маленьком павильоне в Пасси, недалеко от Шато-де-ла-Мюет. Придворные между собой называли его Отель де ла Фоли (дом страсти). По всей вероятности, страсти бушевали действительно нешуточные. В 1761 А. Куппье родила сына Луи Эме де Бурбона, которого король признал своим против всех собственных правил. Счастливая мать публично величала сына «монсеньором», т.е. титулом принца и официально представила его двору. Вскоре после рождения ребенка Людовик XV удостоил Анну титулом баронессы де Мейли-Кулонь. Особое внимание, оказанное А. Куппье сильно беспокоило мадам Помпадур, которая не переставала передавать о ней порочащие слухи.

В 1765 Анна Куппье де Романс оказалась замешана в политический процесс о налогообложении, чем вызвала огромное неудовольствие короля. Она была отделена от сына и отослана в провинцию. Правда, при этом получила громадный пенсион в 50000 ливров в год. В 1772 она вышла замуж за Габриэля Гийома де Сиран, маркиза де Каванака. Она покинула страну и жила в Испании во время революции. После падения Робеспьера Анна Куппье де Романс возвратилась на родину. Ей удалось вернуть все свое имущество и закончить свои дни в довольстве и достатке. 

Благодаря творениям одного из столпов живописного рококо  Франсуа Буше огромную известность получила Мария Луиза О’Мерфи. Родилась 21 октября 1737 в Руане. Пятая дочь в семье королевского гвардейца Даниеля О’Мерфи де Буасфели, ирландца по происхождению. После смерти мужа, мать девочки перебралась в Париж, надеясь получше устроить будущее дочерей. Юная Л. О’Мерфи быстро нашла себе почитателей среди жадной до удовольствий столичной золотой молодежи. Девушка вызвала восхищение самого Казановы, который упомянул ее в своих “Мемуарах”. В 1752 15-летняя  Луиза попалась на глаза камердинеру Д.Лебелю и, с согласия маркизы де Помпадур,  была отправлена в Олений парк. Именно там она позировала Ф.Буше для знаменитой серии картин “Обнаженная одалиска”.

Читайте также  ТАЙНА ЗАМКА МАЙЕРЛИНГ

 

При дворе  Л. О’Мерфи была  известна как прекрасная Морфиз (la belle Morphyse) или просто Луизон. В 1754 родила от короля дочь Агату Луизу де Сент-Антуан де Сент-Андре (Agathe Louise de Saint-Antoine de Saint-Andre, 1754-1774), которая в 1773 вышла замуж за маркиза де ла Шарца.

            Современники отмечали вольтерьянское свободомыслие Л. О’Мерфи, ее определенные художественные и музыкальные способности, склонность к авантюризму. Ок. 1755 Л. О’Мерфи пыталась вытеснить мадам Помпадур, однако, потерпела полное фиаско. По распоряжению короля, девицу срочно удалили из двора и подыскали мужа. Им стал пехотный полковник Жак де Бофранше д’Айя (Jacques de Beaufranchet d’Ayat), небогатый дворянин из Оверни. Бракосочетание состоялось 27 ноября 1756 в Париже, после чего молодые отправились в провинцию по местожительству мужа. В качестве приданого Л. О’Мерфи  получила от Людовика двадцать тысяч ливров, драгоценностей на тысячу ливров и еще тысячу на свадебные расходы. 5 ноября 1757 супруг Л. О’Мерфи  погиб во время битвы при Росбреш, а 22 ноября того же года она родила сына Луи де Бонфранше, впоследствии генерала республики. Злые языки утверждали что, отцом ребенка был сам Людовик XV. Впрочем, никаких документальных подтверждений на этот счет не сохранилось.

            Овдовевшая в двадцать лет,  Л. О’Мерфи отнюдь не собиралась отказываться от радостей жизни. 19 февраля 1759 она вышла замуж за Франсуа Ле Нормана (Francois Nicolas Le Normant), владельца замка Ле Гравьер. В 1768 родила в этом браке дочь. Счастливо прожила с Ф.Ле Норманном вплоть до его  смерти, последовавшей в 1782. Во время Великой французской революции  Л. О’Мерфи слегка пострадала за грехи своей бурной молодости. Некоторое время провела в заключении, но отпущена на свободу. В 1798  Л. О’Мерфи в третий раз вышла замуж, на этот раз за депутата Конвента Луи-Филиппа Дюмона (Louis-Philippe Dumont), который был моложе ее на тридцать лет. Через два года развелась с мужем по неустановленным причинам. Благополучно пережив годы террора и политической смуты,  Л. О’Мерфи скончалась в собственной постели 11 декабря 1814 в возрасте 77 лет.

Олений парк короля Людовика XV прекратил свое существование в 1768; последний домик был продан в 1771.  Рассадник галантного порока давно превратился в легенду. Ясно, что содержание королевских метресс явилось одной из причин обнищания страны и начала Великой французской революции. Но оставим в покое политику. Воображение историков, писателей, художников продолжают волновать тени прелестных юных красавиц, некогда обитавших на лужайках вокруг Версальского дворца. 

Продолжение следует.

 

\