МИЗОГИНИЯ ИЛИ КАК ТРУДНО БЫТЬ ЖЕНЩИНОЙ

Начиналось все, как будто бы, неплохо. В индийском эпосе «Махабхарата» говорится, что в древности «женщины были свободны и блуждали повсюду, по своему желанию, в полной независимости. Если они в своем юном неведении покидали мужчин, им это не ставилось в вину: таков был закон в то время». С появлением собственности положение женщины существенно изменилось. По праву сильного, мужчина превратил ее в товар. Женщину покупали, продавали, похищали, выменивали, совершенно не спрашивая ее согласия. Последствия товарно-денежных отношений оказались для женщины ужасными.

 

Шестой царь вавилонской династии Хаммурапи (ок. 1810 – ок. 1750 до н.э.) составил свод законов, в дальнейшем получивший его имя. Текст высечен аккадской клинописью на диоритовой стеле высотой 225 метра, которая ныне хранится в Лувре. Кодекс Хаммурапи  состоит из 282 параграфов, 59 из которых называются «Зеркало женщины» и касаются свадебных обрядов, выплаты приданого, разводов, усыновлений, наказаний за неверность и т. п. 

 

По закону, мужчина являлся безусловным главой семьи, собственником жены и детей. Состоятельный человек мог иметь одну главную жену и еще несколько наложниц. Замужество было принудительным и осуществлялось по выбору родителей или опекунов. Хотя теоретически девушка могла воспротивиться родительской воле, на деле это означало полное поражение прав и даже лишение жизни. Разводы происходили только по инициативе мужа и не составляли никаких трудностей, особенно если брак был бездетным. В 1250 г. до н. э. правитель финикийского города-государства Угарит Аммистамру II избавился от жены по причине головной боли, которую она, якобы, у него вызывала. Муж мог отдать свою жену или дочь в залог и даже убить за измену.

В эпоху античности главной женской добродетелью считалось беспрекословное подчинение отцу и будущему мужу. Этот принцип лежал в основе государственной политики. Представление об идеальной   женской добродетели запечатлено на стандартных кладбищенских надгробиях: «Благочестива, скромна, целомудренна. Пряла шерсть». В период правления Солона (640/635 – ок.559 до н.э.) в Афинах и Спарте существовали специальные должностные лица – гинекономы, которые пристально следили за соблюдением установленных правил поведения женщин. Даже культурные и образованные современники-мужчины разделяли теорию мизогинии.

«МИЗОГИНИЯ /от греч. mis — отрицательная частица и gyne — женщина/ (мисогиния), дискриминация женщины в общественной жизни и быту.

Нередко сопровождается физическим насилием и принуждением; то же, что женоненавистничество». А.Сосновский. Словарь доктора Либидо.

Классическим образцом мизогинии считается поэма Семонида Аморгосского (VII в. до н.э.) «О женщинах». 118 гневных ямбов автор  посвятил оскорбительным намекам и  сравнениям женщин с различными животными. Обвинив женский пол во всевозможных слабостях и пороках, пришел к однозначному выводу:  “Да, это зло из зол, что женщиной зовут…”

 

Громкую славу мизогина заслужил один из крупнейших древнегреческих драматургов Еврипид. Свою трагедию «Ипполит» он написал вскоре после развода с женой Хлоириной, которая наставляла ему рога. Неудивительно, что это произведение проникнуто обидой и яростными нападками на женскую природу:

«Зачем, о Зевс, на горе смертным, женщина

Ты дал место под солнцем? Если род людской

Взрастить хотел ты, разве без этого

Коварного сословия обойтись не мог?

Что жены – зло, тому примеров множество.

Отец, чтоб дочь родную поскорее сбыть

И бед не знать, дает за ней приданое

Читайте также  АБОРДАЖНЫЕ ЛЕДИ

Супругу…»

Впрочем,  старший собрат по перу Софокл ехидно утверждал, что Еврипид только на словах мизогин, а в постели вполне себе филогин, т.е. любитель женщин. Такое расхождение теории и практики вообще было присуще античному мировоззрению. «Мизогин! Ненавистник красоты! Проклинаю тебя самым справедливым проклятьем!» — восклицает герой любовного романа Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт». В самом деле, можно сколько угодно презирать женщин, но обойтись без них невозможно!

Во все времена главным предназначением женщины оставалось искусство обольщения. На Древнем Востоке существовали профессиональные исполнительницы, которые на пирах услаждали собравшихся гостей пением, танцами и музыкой. В Египте их называли алмеями (от арабского alimah — ученая). Алмей готовили с детства: отбирали самых привлекательных, соответственно воспитывали, обучали стихосложению и пластике.

По одному из описаний: «Гибкость их тел была удивительна. Поразительно подвижны были черты их лиц, которым они умели по произволу придавать то выражение, которое подходило исполняемой роли. Непристойность поз иногда переходила всякие границы, их взгляды, их жесты были так выразительны, что невозможно ошибиться. Едва начинался танец, они сбрасывали вместе с плащом и стыдливость. Длинное платье из очень легкого шелка спадает к их ногам. Роскошный пояс мягко охватывает талию; длинные черные волосы, надушенные ароматными благовониями, струятся по плечам; прозрачная, точно газовая, сорочка едва прикрывает грудь…» Алмеи охотно принимали подарки и легко вступали в более близкие отношения. Из их числа вышло немало куртизанок, любовниц и даже жен богачей и влиятельных государственных сановников.

Жан-Луи Жером. Танец алмеи. 1863

У эллинов эти традиции воплощали авлетриды /от греч. aulos – музыкальный инструмент, род свирели/. Обслуживание застолий  и пирушек не считалась позорным, хотя иногда и было сопряжено с  банальной проституцией.  Свое вознаграждение авлетриды получали чем придется: деньгами, украшениями, утварью, даже едой. Иногда им удавалось обзавестись богатыми покровителями и добиться признания в обществе. “Лучшие семьи Александрии, — писал историк Полибий (ок.200 — ок. 120 до н.э.), — носили имена Миртионы, Мнезис и Потинии, хотя Мнезис и Потиния были флейтистками, а Миртион начинала с диктериона” (т.е. с публичного дома – А.С.). В различных литературных источниках упоминаются также Боа — мать евнуха Филетера, правителя Пергама; Пиралис, по прозвищу “птичка”; бесстрашная Партениза; распутная Сигея; лесбиянка Формезия; подруга Птолемея Филадельфа Ламия и др.

Авлетрида аккомпанирует на пиру. Фреска Виллы Цицерона, Помпеи.

Согласно легенде, известная авлетрида Архидика отличалась непомерной алчностью и знавалась только с очень состоятельными клиентами. Один бедный юноша долго и безуспешно добивался ее благосклонности. В отчаянии он обратился с мольбой к Афродите, чтобы та хотя бы во сне ниспослала ему Архидику и удовлетворила его желания. Богиня сжалилась и юноша увидел вожделенный сон. Прослышав об этом, Архидика обратилась в суд и потребовала вознаграждение за те ласки, которые она расточала. Судья согласился с ее доводами, но постановил, чтобы юноша рассчитался с Архидикой также во сне.

В Индии и на Ближнем Востоке пользовались почетом баядеры — исполнительницы ритуальных танцев. Отбирались из девочек, не достигших брачного возраста и принадлежащих к привилегированному сословию. Нередко передавали свое ремесло по наследству. Условно подразделялись на храмовых (дэвадаси) и странствующих (нати, куттани, сутрадхари). Обслуживали религиозные праздники, но также приглашались для развлечения гостей на пирах и свадьбах. Обладали даром импровизации; аккомпанировали на тамбуринах и медных кастаньетах.

Читайте также  История контрацепции

Г.Хендрик. Баядера-дэвадаси. 1845

За определенное вознаграждение баядеры не отказывали настойчивому гостю в  интимной близости. Голландский путешественник Д.Ставоринус писал в XVIII в.: «Если во время танца баядер зритель захочет получить удовольствие с одной из них, он может тут же удовлетворить свое желание за умеренную цену. Остальные женщины продолжают танцевать как ни в чем не бывало». О том же свидетельствует русский писатель-декабрист А.Бестужев-Марлинский в повести «Фрегат «Надежда»: «Я видел в Турции одну баядерку: она вынула из-под подушки своей вески и медленно взвешивала предлагаемые ей червонцы, надбавляя цены, глядя в очи путника».

За исключением этой сферы жизнедеятельности у античных женщин фактически не было иных способов преодолеть рабскую зависимость от мужчин и добиться общественного признания. Что и доказывали редчайшие, буквально единичные случаи из повседневной практики. Известно, что женщинам были доступны профессии писцов, акушерок, изготовителей лекарственных препаратов. Среди женщин было немало прорицательниц и жриц, некоторые из них даже участвовали в принятии решений и  составлении законов. Женщины привилегированных сословий имели право на владение собственностью и рабами, правда, с согласия мужа или отца. История сохранила имена некоторых выдающихся женщин древности.

 

Аглаоника ( II век до н. э.) первая женщина-астроном Древней Греции.
Аглаоника ( II век до н. э.) первая женщина-астроном Древней Греции.
 

Агнодика, известная афинская акушерка.

Гипатия Александрийская  (350/370 (?) — 415), философ, математик, астроном.
Гипатия Александрийская (350/370 (?) — 415), философ, математик, астроном.

Первые века христианства прошли под знаком напряженной борьбы с  пережитками языческих культов. Иисус, сын Божий, никогда не осуждал женщину как существо греховное и нечистое, признавал за ней равные права с мужчиной. Однако, тяжкие условия жизни, болезни, произвол одних и бесправие других привели к поиску внутреннего врага. И очень скоро причиной всех несчастий была объявлена опять-таки женщина. Возродились настроения мизогинии, характерные для античных времен. Впрочем, полностью они не исчезали никогда.

Уже апостол Павел исказил проповеди Христа и указал женщине ее место: «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева». Первое послание к Тимофею, 2, 11-14. В Первое послание к коринфянам Павел, подобно Аристотелю, объявляет женское начало «изуродованным мужским».

Особой непримиримостью отличался крупнейший христианский теолог и писатель Квинт Септимий Тертуллиан (ок. 160 — после 220).  С его нелегкой руки обличение плотской любви и женщин превратилось в традицию. По мере сил Тертуллиана поддерживали и другие проповедники и отцы церкви.

 
Квинт Септимий Флорент Тертуллиан: «Верую, ибо абсурдно».

Святой Антоний с пеной у рта доказывал, что женщина «глава преступления, рука дьявола. Когда ты видишь женщину, то знай, что перед тобой не человек, не дикий зверь, а дьявол самолично. Голос ее – шипенье змеи». «Женщина, — вторит святой Иероним, — путь нечестия, укушение скорпионово», она «виновница зла, причина падения, гнездилище греха, она соблазнила мужчину в раю, она соблазняет его на земле, она увлечет его в бездну ада». Средневековый демонолог Вильгельм Овернский утверждал, что черти всегда являются под видом женщин, между тем, как добрые ангелы принимают образ мужчин. По его мнению, женщина должна «покрываться краской стыда при одном только сознании, что она женщина». А на Маконском соборе в 585 г. со всей серьезностью обсуждался вопрос, является ли женщина человеком вообще. Впрочем, большинством в один голос церковники решили этот вопрос положительно.

«…одним словом, рассматривается, человек ли женщина или не человек? Ну и, разумеется, торжественно доказывается, что человек». Ф.Достоевский. Преступление и наказание.

В новейшей истории крупнейшими апологетами женоненавистничества считаются маркиз де Сад и философ Фридрих Ницше.

 «Ты идешь к женщине? Не забудь плетку». Ф.Ницше. Так говорил Заратустра.

Идеи нравственной и физиологической неполноценности женщин высказывались также философами А.Шопенгауэром, О.Вейнингером, Э.Гартманом, писателями А.Стриндбергом, М.Нордау  и др.

«Уже самый вид женской фигуры показывает, что она не предназначена для труда ни духовного, ни телесного». А.Шопенгауэр. Максимы.

Идеи мизогинии и женоненавистничества не изжили себя до сих пор. Однако, открыто высказывать их в наш политкорректный, либерально-демократический век  не рекомендуется. Разве только, в шутливой форме:

“Женщины носят чулки и колготки
И равнодушны к проблемам культуры.
20% из них — идиотки.
30% — набитые дуры.
40% из них — психопатки.
Это нам в сумме дает 90.
10% имеем в остатке.
Да и из этих-то выбрать не просто”. И.Иртеньев.

\