МАРИЯ-АНТУАНЕТТА. ч.1. ФЛЁР-ДЕ-ЛИС.

Будущая королева Франции появилась на свет  2 ноября 1755   в семье императора Священной римской империи Франца I и его жены эрцгерцогини Марии-Терезии. Буквально за день до этого в Португалии произошло мощное землетрясение, которое за несколько минут превратило Лиссабон в руины и унесло жизни около девяноста тысяч человек. Зловещее предзнаменование, на которое обитатели венского дворца Хофбург не сразу обратили внимание, но оно, возможно, предопределило дальнейшую трагическую судьбу   принцессы.  

Жан-Этьенн Лиотар. Портрет Марии-Антуанетты Австрийской в возрасте семи лет. ок. 1762

 

Впрочем, счастливое, беззаботное детство Марии-Антонии, как ее назвали при рождении, не предвещало никакой беды. Девочка росла в обстановке всеобщего обожания и благожелательности. Она была пятнадцатым и самым любимым ребенком в дружном и благополучном семействе. Получила довольно обширное домашнее образование, включавшее историю, математику, иностранные языки, изящные искусства и даже (на всякий случай!) рукоделие. Однако, особым послушанием и рвением в учебе не отличалась. Куда больше бойкую, беспокойную девочку интересовали танцы и развлечения.

 

Мария-Антуанетта и ее братья, Фердинанд и Максимилиан танцуют в балете, поставленном по случаю бракосочетания Иосифа II с Марией Баварской. 1765.

Известно, что в октябре 1763 императрица Мария Терезия пожелала лицезреть семилетнего Моцарта, игрой которого восхищалась вся Вена. Она пригласила его вместе с отцом в Шёнбрунн – летнюю резиденцию австрийского двора. Королевская семья осталась в восторге от выступления вундеркинда. После концерта императрица расцеловала и усадила малыша себе на колени. Мария-Антония, которая была старше Моцарта всего на три месяца, взялась показать ему внутренние покои дворца. Вольфганг-Амадей пустился за ней вприпрыжку и поскользнулся на вощеном паркете. Принцесса любезно подала своему кавалеру руку и помогла встать. Тот немедленно склонился в почтительном поклоне: «О, как Вы добры ко мне… Я хотел бы жениться на Вас, когда вырасту!»  Девочка тут же рассказала матери о забавном приключении. Императрица удивленно вскинула брови: «Почему же ты решил жениться на Ее высочестве?» Будущий классик ничуть не смутился и ответил с достоинством: «Хочу отблагодарить ее за помощь!»

Эдуард Эндер. Моцарт перед Марией-Терезией в Шёнбрунне.

Мария-Терезия весело посмеялась над дерзким мальчишкой. Уже тогда она питала в отношении младшей дочери самые честолюбивые планы. В самом деле, другие ее дочки удачно вышли замуж: Мария Кристина — за регента австрийских Нидерландов; Мария Амалия – за принца Пармы; Мария Каролина — за короля Неаполя Фердинанда. Недаром австрийскую императрицу звали тещей и бабушкой всей Европы! Наконец, в 1770 настала очередь и любимой Марии-Антонии. Девушку сосватали за Луи-Огюста (1754-1793) — внука Людовика XV, наследника французского престола. Союз казался особенно престижным, поскольку Франция в то время считалась самым сильным европейским государством.

Читайте также  Венецианские куртизанки. 2. Туллия д’Арагона

Мария-Терезия со слезами простилась с дочерью и пожелала ей счастья: «Я посылаю французам ангела. Постарайтесь принести им как можно больше пользы». Свадебный кортеж торжественно проследовал по Дунаю, пересек всю Германию и 7 мая 1770 прибыл на границу с Францией. Неподалеку от Страсбурга  ее встретила делегация церковной и светской элиты. Пятнадцатилетнюю невесту облачили в национальную одежду и с подобающими почестями сопроводили  в Париж. Там ее приветствовал сам король Людовик XV. После приёма в Версале она стала именоваться на французский манер Марией-Антуанеттой.

Бракосочетание состоялась 16 мая 1770 в соборе Шапель Рояль. Новобрачных благословил архиепископ Реймский. В качестве свадебного подарка Мария-Антуанетта получила великолепные драгоценности ценой около двух миллиона ливров, в том числе фамильное ожерелье Анны Австрийской. На официальном обеде присутствовало более тысячи знатных гостей. Франция ликовала и восторженно приветствовала молодую, прелестную девушку, свою будущую королеву.  Такое многообещающее начало никак не предвещало грядущих тяжких испытаний.

А они начались почти сразу и постепенно нарастали, как снежный ком.  Выяснилось, что в отличие от своего любвеобильного деда, принц Луи-Огюст довольно равнодушно относится к женщинам. Он не получил в юности должного опыта и явно недооценивал интимную сторону супружества. Главной его страстью всегда оставались охота и застолья. За свадебным столом жених так много ел, что Людовик XV сделал внуку замечание. Тот простодушно возразил: «Но почему? Я всегда лучше сплю на полный желудок!»  Почти семь лет у пары не было потомства, что вызывало недоуменный ропот и самые нелепые слухи. Придворные шептались о мужском бессилии Луи-Огюста и холодности его жены.

Пока супруг гонялся за оленями и кабанами, Мария-Антуанетта нашла себе другое занятие по душе. Она сблизилась с компанией золотой молодежи, которую возглавлял младший брат дофина граф д’Артуа (1757-1836), впоследствии король Франции Карл X.  Взбалмошная принцесса погрузилась в водоворот бесконечных балов и маскарадов. Вокруг ротонды Храм любви неумолчно звучали оркестры, а  в открытое небо взвивались россыпи фейерверков. Мария-Антуанетта прослыла законодательницей мод, ввела в употребление многоэтажные шиньоны, струящиеся шелка и перья.  Подарок мужа, дворец Малый Трианон кишел льстивыми придворными ловеласами, готовыми  беспрекословно исполнять все ее прихоти и капризы. Наивная и неопытная девушка искренне поверила во всеобщее обожание и перестала замечать признаки недовольства.  А тучи, между тем, сгущались.

Читайте также  «ЛОШАДИНОЙ СИЛЕ» ТАКОЕ И НЕ СНИЛОСЬ!

Элизабет Виже-Лебрен. Портрет Марии-Антуанетты.

 

 

 

 

Атласные туфли  Марии-Антуанетты, приобретенные  неизвестным коллекционером на аукционе в Тулоне.

Мария-Антуанетта совершала сумасбродства и нередко пренебрегала придворным этикетом. Ее суждения и неосторожные замечания часто обижали окружающих. Родовитые аристократы презирали ее иностранное происхождение и считали выскочкой, занявшей не свое место. Не меньший  повод к злословию давало увлечение принцессы азартными играми. Она сутками просиживала за карточным столом, проигрывая  в фараон и ландскнехт целые состояния. Расплачиваться, обычно, приходилось самым пылким ее поклонникам, среди которых выделялся шведский граф Аксель фон Ферзен (1755-1810).

После смерти деда,  11 июня 1775 Луи-Огюст короновался в Реймсе под именем Людовик XVI. Девятнадцатилетняя Мария-Антуанетта присутствовала на церемонии в восхитительном платье от первой парижской портнихи Роз Бертен. Исполнились честолюбивые мечты Марии-Терезии! Ее дочь взошла на французский трон и присоединила к своему гербу королевские лилии Бурбонов.

File:Blason France moderne.svg

Флёр-де-лис на гербе династии Бурбонов.

Помпезные торжества обошлись налогоплательщикам в весьма кругленькую сумму. Между тем, государственные финансы Франции находилась в плачевном состоянии. Вследствие повального казнокрадства денежный дефицит достиг 198 миллионов ливров в год. Как нередко бывает в подобных случаях, виновника нашли в лице внешнего врага. Из-за родства с Габсбургами и непомерной расточительности Марию-Антуанетту заподозрили в предательстве интересов Франции.

Отношение к молодой королеве резко поменялось в самую худшую сторону. Она тяжело переживала не всегда справедливые упреки, писала отчаянные письма матери и сестрам, просила у них совета.  Австрийских родственников особо огорчало, что Мария-Антуанетта до сих пор не родила наследника французского престола. В 1777 в Париж прибыл ее старший брат Йозеф II Австрийский. Выяснив у сестры некоторые интимные подробности, он настоял на медицинском обследовании, которое установило, что Людовик XVI страдает фимозом (сужением крайней плоти), препятствующим проведению полноценного полового акта. После несложной даже для того времени операции Людовик XVI, наконец, смог исполнить свой супружеский и королевский долг.

Элизабет Виже-Лебрен. Семейный портрет королевы Марии-Антуанетты.

19 декабря 1778 Мария-Антуанетта родила девочку, названную Марией-Терезией-Шарлоттой. В 1781 родился Луи-Жозеф, в 1785 — Луи-Шарль, в 1786 — София-Беатрикс (1786). Впрочем, не обошлось без сплетен: отцом Луи-Шарля злые языки упорно называли  все того же графа Ферзена, либо  неутомимого борца за независимость Соединенных Штатов маркиза де Лафайета (1757-1834).

Продолжение следует: МАРИЯ-АНТУАНЕТТА. ч.2. БРИЛЛИАНТОВОЕ ОЖЕРЕЛЬЕ.

\