ЕКАТЕРИНА II. ПАРАД ФАВОРИТОВ. ч.2

В июне 1778 Г.А.Потемкин представил Екатерине II на выбор трех офицеров на освободившуюся после С.Г.Зорича должность флигель-адъютанта. Она предпочла Ивана Николаевича Римского-Корсакова (1754—1831).  Происходил из старинного дворянского рода. Во время польской компании дослужился до чина капитана. Никакими особыми достоинствами не отличался, зато обладал замечательной внешностью, прекрасно пел и играл на скрипке. На первых порах Екатерина II была от него в восторге: называла Пирром, царем Эпирским, подарила копию своего портрета работы В.Эриксена, завалила деньгами и драгоценностями. В письме к своему европейскому корреспонденту М.Гримму Екатерина II  писала: «его следовало бы брать, как модель, всем скульпторам, живописцам; все поэты должны воспевать красоту Римского-Корсакова». За время пребывания в фаворе И.Н.Римский-Корсаков был пожалован в действительные камергеры, генерал-майоры, а затем —  в генерал-адъютанты.

File:Rimski-Korsakoff Erixon.jpg

 Виргилиус Эриксен. Портрет И.Н.Римского-Корсакова. 1779

В услужении императрице И.Н.Римский-Корсаков находился чуть больше года.   10 октября 1779 он попался с поличным. По описанию Ш.Массона, «Екатерина лично застала его на своей кровати державшим в своих объятиях прелестную графиню Брюс, ее фрейлину и доверенное лицо. Она удалилась в оцепенении и не пожелала видеть ни своего любовника, ни свою подругу«. Незадачливый фаворит немедленно получил отставку, но некоторое время еще оставался в Санкт-Петербурге и имел наглость похваляться перед знакомыми своей близостью с Екатериной. Высланный в Москву, И.Н.Римский-Корсаков, по выражению графа М.М.Щербатова, «преумножил бесстыдство любострастия в женах«. Он завязал роман с замужней графиней Е.П.Строгановой и беззаконно жил с ней до конца жизни.

По утверждению С.Д.Себаг-Монтефиоре, Екатерина II  «...никогда не вступала в связь без любви. Нет никаких свидетельств тому, что она когда-либо приближала к себе мужчину, не веря, что вступает в долгие и серьезные отношения». Расставаясь с очередным фаворитом, Екатерина впадала в глубокую депрессию. Однако, между 1778 и 1780 у нее все чаще стали происходить «переходные случаи» и «однонощные свидания». По всей вероятности, измена И.Н.Римского-Корсакова сильно задела ее женское самолюбие. Она жаждала отмщения и металась в поисках наиболее подходящей замены.

В этот период в спальне Екатерины II побывало немало случайных людей. Идентификация и хронология их краткого возвышения в разных источниках не совпадает, поэтому общая картина выглядит фрагментарно и приблизительно. Некий гвардейский офицер Хвостов — 1778?; неизвестный армянский купец (вероятно, из семейства Лазаревых) — 1778?; ставленник графа Н.И.Панина Страхов — «шут низкой пробы» (иногда называемый Стахиев; возможно два разных человека) — 1778? или июнь 1779 – октябрь 1779; протеже Г.А.Потемкина Стоянов (иногда называемый Станов; также возможно два разных человека) — 1778?; Иван Романович Ранцов (или Ронцов, 1755-1791), внебрачный сын графа Р.И.Воронцова. Ранее участвовал в смотре, устроенном Г.А.Потемкиным, но проиграл И.Н.Римскому-Корсакову — 1779-1780?; племянник Г.А.Потемкина Николай Петрович Высоцкий (1751-1827) – март 1780 – март 1780? и др. В январе (по др. данным – в октябре) 1779 место фаворита занимал Василий Иванович Левашов (1740?-1804). Майор Семеновского полка, рекомендованный графиней П.А.Брюс. Отличался живостью характера и остроумием. По сообщению К.Валишевского, проигравший ему соперничество  некий Свейковский (или Свиховский) в отчаянии пронзил себя шпагой.

Сохранился исторический анекдот, вряд ли соответствующий действительности, но передающий атмосферу тех лет. Как-то ночью Екатерина проснулась от холода. Она выглянула в коридор и увидела огромного человека с  вязанкой  дров.  «Кто сей Геркулес?» — поинтересовалась  императрица. «Придворный  истопник,  ваше  величество…»  —  последовал  ответ.  «Пусть зайдет в спальню и затопит камин!». Служащий исполнил приказ и собрался удалиться.  Однако,  государыня удержала  его:   «Согрейте же меня,  мне холодно!»  Бедняга по-началу испугался, а затем сообразил, что от него требуется.  Истопник  проявил  такое   усердие,  что  Екатерина II  решила его отблагодарить:  «Как ваша фамилия?».  «Чернозубов, ваше  величество!». «Отныне вы будете  именоваться  Тепловым,  в память того события, когда согрели свою государыню. Благодарю за службу, господин полковник!» 

К пятидесяти годам вкусы Екатерины II окончательно определились. Брутальным  мужланам  она явно предпочитала романтических  юношей, намного младше ее по возрасту.  В октябре 1779 Г.А.Потемкин  представил  императрице мечтательного и голубоглазого Александра Дмитриевича Ланского (1758-1784). Родился 8 марта 1758 в семье смоленского помещика. Получил домашнее образование. В 1772 начал службу в Измайловском полку, продолжил  в Кавалергардском корпусе. Сразу после приближения к Екатерине II произведен в флигель-адъютанты и действительные камергеры.  Английский дипломат Гаррис писал осенью 1779: «Вчера утром Корсаков получил свою отставку лично от самой императрицы… Имя его преемника – Ланской.. Он  молод, красив и, как говорят, чрезвычайно уживчив«. А.Д.Ланской волновал Екатерину своей неопытностью и чистотой, пробуждал томительные  грезы.  Она называла его Зоренькой, держала взаперти, оберегая от соблазнов.  А.Д.Ланской не проявлял никакого интереса к государственным делам и не вмешивался в дворцовые интриги, чем еще больше расположил к себе императрицу. 

Файл:Levitsky Lanskoy.jpg

Дмитрий Левицкий. Портрет А.Д.Ланского. 1782

Впрочем, нежные чувства не помешали Екатерине II в мае 1781 увлечься еще более юным Николаем Семеновичем Мордвиновым (1754-1845). Сын адмирала, ровесник сына Екатерины II  великого князя Павла; воспитывался вместе с ним.

8. Христинек Карл Людвиг "Портрет Н.С.Мордвинова" 1771 Холст, масло 88х71 Государственный Русский музей

Карл Людвиг Христинек. Портрет Н.С.Мордвинова. 1771

Короткая интрижка едва не отразилась на карьере официального фаворита. Однако, уже в июле 1781 Екатерина II вернулась к А.Д.Ланскому. Весной 1780 он был назначен шефом Смоленского драгунского полка; в 1783 награжден орденами Святого Александра Невского и Святой Анны. 2 февраля 1784 получил звание генерал-адъютанта с производством в генерал-поручики, а 6 марта того же года пожалован поручиком Кавалергардского корпуса. Современники оценивали состояние А.Д.Ланского в шесть-семь миллионов рублей. Оно заключалось в обширных вотчинах, трех домах в Петербурге и Царском Селе, коллекции картин и других предметов искусства. Однако, насладиться всеми этими радостями в полной мере ему не довелось.

Читайте также  СУДЬБА СОЛДАТА В АМЕРИКЕ

В 1783 А.Д.Ланской упал с лошади и сильно ударился грудью. Последствия падения сказались через год. 19 июня 1784 он почувствовал боль в горле, к вечеру появился сильный жар. После пятидневной горячки А.Д.Ланской скоропостижно скончался в ночь с 24 на 25 июня 1784.  Придворные много судачили об вероятных причинах смерти А.Д.Ланского. Поговаривали, что к смертельному исходу привело неумеренное пользование  шпанской мушкой – средством, повышающим половую потенцию, которое А.Д.Ланскому прописал доктор Соболевский.

Скорбь Екатерины II по поводу утраты была безмерна. Она уехала с сестрой А.Д.Ланского в Петергоф и в это лето более не возвращалась в Царское Село. В письмах к М.Гримму Екатерина II писала: «Когда я начинала это письмо, я была счастлива и мне было весело, и дни мои проходили так быстро, что я не знала, куда они деваются. Теперь уже не то: я погружена в глубокую скорбь, моего счастья не стало. Я думаю, что сама не переживу невознаградимой потери моего лучшего друга, постигшей меня неделю назад… Это был юноша, которого я воспитывала, признательный, с мягкой душой, честный, разделявший мои огорчения, когда они случались, и радовавшийся моим радостям«. В другом послании: «Я не могу ни спать, ни есть, чтение нагоняет на меня тоску, а писать я не в силах. Не знаю, что будет со мной; знаю только, что никогда в жизни я не была так несчастна, как с тех пор, как мой лучший дорогой друг покинул меня«.

Екатерина II пришла в себя только спустя девять месяцев после смерти А.Д.Ланского. В феврале 1785 Г.А.Потемкин  представил ей своего нового адъютанта Александра Петровича Ермолова (1754-1834). Племянник предыдущего фаворита В.И.Левашова. Впервые она увидела его тринадцатилетним мальчиком в 1767, в доме его отца, во время  путешествия по Волге. Уже тогда Екатерина  сделала ему первый подарок. Обняв и поцеловав подростка, она сказала: «Поздравляю тебя дружок с чином капрала конной гвардии«. За светлые курчавые волосы, широкий нос и  толстые чувственные губы А.П.Ермолова в Петербурге звали «белым арапом». В качестве фаворита продержался до 28 июня 1786. А.П.Ермолов не только разочаровал Екатерину II постоянными кутежами и разгульной жизнью, но и умудрился восстановить против себя Г.А.Потемкина. Вместе с отставкой А.П.Ермолов получил чин генерал-майора, 130 тысяч рублей и 4000 душ крестьян.

File:A.P.Ermolov (Catherine II's favorite).JPG

А.П.Ермолов

Уже на следующий день после удаления А.П.Ермолова в покоях Екатерины II появился Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов (1758-1803). Дальний родственник Г.А.Потемкина и его адъютант. Владел итальянским и французским языками, недурно рисовал, одевался по последней моде, за что получил при дворе прозвище «красный кафтан». Чины и звания посыпались на него мгновенно. Уже 19 июля 1786 А.М.Мамонов был произведен в полковники и сделан флигель-адъютантом императрицы, а 2 сентября того же года пожалован корнетом Кавалергардского корпуса с чином генерал-майора. 20 января 1787 он стал действительным камергером, а 11 июня того же года премьер-майором Преображенского полка. В 1788 А.М.Мамонов получил титул графа Священной Римской империи. Не скупилась императрица и на денежные вознаграждения, и на земельные наделы.  По свидетельству современников, вскоре  А.М.Мамонов превратился в одного из богатейших людей государства.

File:Dmitriev-Mamonov Alexandr Matveevich.jpg

Михаил Шибанов. Портрет А..М. Дмитриева-Мамонова. 1786-1788 

На первых порах Екатерина II , как всегда, видела в нем одни достоинства. Из  писем Гримму: «Под этим красным кафтаном скрывается превосходнейшее сердце, соединенное с большим запасом честности; умны мы за четверых, обладаем неистощимой веселостью, замечательной оригинальностью во взглядах на вещи, в способе выражения, удивительной благовоспитанностью«. «…черты лица правильны — у нас чудные черные глаза с тонко вырисованными бровями, рост несколько выше среднего, осанка благородная, поступь свободна. Одним словом, мы столько же основательны по характеру, сколько отличаемся силою и блестящей наружностью«. «Красный кафтан личность далеко не рядовая. В нас бездна остроумия, хотя мы никогда не гоняемся за остроумием, мы мастерски рассказываем, обладаем редкой веселостью; наконец, мы — сама привлекательность, честность, любезность и ум; словом, мы себя лицом в грязь не ударим«.

Но любовной идиллии скоро пришел конец. Тяготиться своим подневольным положением А.М.Мамонов начал еще в декабре 1786. Как заметил один из придворных Захар Зотов: «Паренек считает житье свое тюрьмою, очень скучает«. Неблагодарный влюбился в 16-летнюю фрейлину Дарью Федоровну Щербатову. В течение восьми месяцев ему удавалось скрывать свой роман. Императрица слышала об измене, но не хотела верить. «Мне князь зимой еще говорил, — рассказывала она статс-секретарю А.В.Храповицкому, — мол, матушка, плюнь на него, и намекал на Щербатову, но я виновата, я сама его перед князем оправдать старалась«.

Наконец, в середине июня 1789 А.М.Мамонов решился во всем признаться. Его откровения сильно расстроили Екатерину, но она сумела не подать вида. 28 июня 1789 А.В.Храповицкий записал в своем «Дневнике»: «…перед вечерним выходом сама ее величество изволила обручить графа А.М.Мамонова с княжной Щербатовой; они, стоя на коленях, просили прощения и прощены». Екатерина II пожаловала жениху 2250 душ крестьян и сто тысяч рублей, но приказала немедленно покинуть Петербург. Вместе с молодоженами  была отправлена и фрейлина Шкурина, которая устраивала их свидания.

Оказавшись в изгнании, А.М.Мамонов очень скоро раскаялся в своем опрометчивом поступке. Он изводил жену упреками за то, что она разрушила его счастье и слезно выпрашивал прощения у Екатерины II. Однако, она осталась непреклонной и дозволения вернуться не дала.  Легенда гласит, что императрица из ревности подослала переодетых в женское платье приставов, которые жестоко высекли Д.Ф.Щербатову в присутствии мужа, но документальных подтверждений на этот счет не имеется.

Читайте также  НЕПУТЕВЫЕ МУЖЬЯ МАРИНЫ МНИШЕК

В этот период у Екатерины II случилось еще несколько кратковременных романов, достоверность которых, впрочем, признается далеко не всеми исследователями. В числе спорных имен назывался, например, некий Миклашевский. По всей вероятности,   Миклашевский Михаил Павлович (1756-1847), который входил в свиту Г.А.Потемкина в качестве адъютанта. Непонятно, за какие заслуги в 1798 М.П.Миклашевский был назначен малороссийским губернатором, но вскоре уволен. Упоминались и другие лица: отставной секунд-майор Преображенского полка Казаринов, барон Менгден и, даже, Михаил Андреевич Милорадович (1771-1825) – будущий знаменитый генерал, убитый на Сенатской площади декабристом П.Г.Каховским. Кандидатура М.А.Милорадовича совсем маловероятна, поскольку он был младше  Екатерины II более, чем на сорок лет.

Последним фаворитом Екатерины II оказался Платон Александрович Зубов (1767—1822), саркастически прозванный «русским Дюбарри». Сын провинциального вице-губернатора, затем управляющего имениями фельд-маршала Н.И.Салтыкова. Восьмилетним ребенком был записан сержантом в Семеновский полк. В 1788 находился в действующей армии в Финляндии; 1 января 1789 был произведен в секунд-ротмистры. Весной 1789 командовал конногвардейским караулом в Царском селе во время визита императрицы. С июня 1789 он уже был приближен к ее особе. «Со вчерашнего дня, — писал Гарновский, — государыня сделалась повеселее. С Зубовым, конногвардейским офицером при гвардейских караулах, здесь находящихся, обошлись весьма ласково. И хотя сей совсем не видный человек, но думают, что он ко двору взят буде…» Возвышению П.А.Зубова способствовали противники Г.А.Потемкина Н.И.Салтыков и А.Н.Нарышкин.

File:Platon Zubov2.jpg

Иоганн Лампи. Портрет П.А. Зубова. 1793

21 октября 1791 П.А.Зубов назначен шефом Кавалергардского корпуса, 12 марта 1792 произведен в генерал-поручики и пожалован в генерал-адъютанты. 23 июля 1793 получил портрет императрицы и орден св. Андрея Первозванного; 25 июля назначен екатеринославским и таврическим генерал-губернатором, 19 октября генерал-фельдцейхмейстером. 1 января 1795 П.А.Зубову пожалован орден св. Владимира 1-ой степени; 18 августа он получил во вновь присоединенных польских областях Шавельскую экономию, а за присоединение Курляндии ему пожалован курляндский замок Руэнталь. В том же году он назначен шефом Кадетского корпуса и получил портрет императрицы, осыпанный крупными бриллиантами. 19 июля 1796 назначен начальником над Черноморским флотом и Адмиралтейством. И, наконец, 22 мая того же года П.А.Зубов получил титул князя священной Римской империи.

Влияние П.А.Зубова сказывалось во всех сферах внешней и внутренней политики России. Опытный царедворец Д.П.Трощинский за год до смерти императрицы писал графу А.Р.Воронцову о всемогущем фаворите: «Вот ему-то прямо идет название бельма вместо ока государева«. «Все ползало у ног Зубова, — вторит Ш.Массон, — он один стоял и потому считал себя великим. Каждое утро многочисленные толпы льстецов осаждали его двери, наполняли прихожие и приемные«.

Эпоха безраздельного господства П.А.Зубова закончилось только со смертью императрицы. 5 ноября 1796 Екатерина II перенесла удар и скончалась следующим вечером не приходя в сознание. Похоронена в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге.

П.А.Зубов прожил еще более четверти века, активно участвовал в заговоре и убийстве  Павла I, входил в Государственный Совет при Александре I. Попав, в конце концов, в опалу в 1814 поселился в своем имении Янишки, Шавельского уезда, Виленской губернии. Успешно занимался сельским хозяйством и конезаводством.  Осенью 1821 женился на 19-летней польке Фекле Игнатьевне Валентинович, дочери местной помещицы. Скончался в замке Руэнталь 7 апреля 1822. Погребен в Сергиевой пустыни, близ Петербурга, в склепе под церковью Инвалидного дома, воздвигнутого его братом Валерианом Александровичем Зубовым.

Имя Екатерины II окутано целым рядом нелепых выдумок и слухов. Чаще всего, молва приписывала ей чрезвычайное любострастие и неразборчивость в связях. В западной историографии Екатерину иногда сравнивали с  Мессалиной, распутной женой римского императора Клавдия. Деятели Великой французской революции обвиняли свою несчастную королеву  Марию-Антуанетту в разврате, подобно царившему при Екатерине II.  

Моральный облик Екатерины II заслужил довольно неоднозначную оценку современников. М.М.Щербатов в своем сочинении «О повреждении нравов в России» писал: «Хотя при поздных летах ее возрасту, хотя седины уже покрывают ее голову, и время нерушимыми чертами означило старость на челе ее, но еще не уменьшается в ней любострастие. Уже чувствует она, что тех приятностей, каковые младость имеет, любовники ее в ней находить не могут, и что ни награждения, ни сила, ни корысть не может заменить в них того действия, которая младость может над любовником произвести«.

Историк Н.М.Карамзин высказался более деликатно, хотя не менее твердо: «Но согласимся, что блестящее царствование Екатерины представляет взору наблюдателя и некоторые пятна… Слабость тайная есть только слабость, явная — порок, ибо соблазняет других. Самое достоинство государя не терпит, когда он нарушает устав благонравия, как люди ни развратны, но внутренне не могут уважать развратных… Горестно, но должно признаться, что хваля усердно Екатерину за превосходные качества души, невольно вспоминаем ее слабости и краснеем за человечество«.

Образ Екатерины II многократно отражен в живописи, литературе и кино: картины И.-Б.Лампи, С.Торелли, Д.Левицкого, Ф.Рокотова, В.Эриксена, В.Боровиковского, М.Шибанова и др.; романы Б.Шоу, А.Труайя, Г.Данилевского, М.Волконского, Л.Жданова, П.Краснова, В.Пикуля и др.; фильмы режиссера Й. фон Штернберга «The Scarlet Empress» (1934) с М.Дитрих в роли Екатерины II;  Э.Любича «A Royal Scandal» (1945) с Т.Банкхед; М.Андерсона «Young Catherine» (1991) с Д.Ормонд; М.Шомски «Catherine the Great» (1995) с К.Зета-Джонс; В.Мельникова «Царская охота» (1990) с С.Крючковой; А.Сокурова «Русский ковчег» (2002) с М.Кузнецовой и мн. др. 

COPYRIGHT © Александр Сосновский. «Кабинет доктора Либидо»

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *