Донжуанский список Пушкина. 2

В череде бесконечных мимолетных увлечений выделяется любовь А.Пушкина к княгине Евдокии (Авдотье) Ивановне Голицыной (1780-1850).

Жозеф Грасси. Портрет Е.И.Голицыной

Кн. Авдотия, как она обозначена в Донжуанском списке, также была значительно старше поэта. Она считалась одной из первых столичных красавиц и отличалась некоторыми странностями поведения. Современники прозвали Е.И.Голицыну принцессой ночи (франц. Princesse Nocturne) за то, что она имела обыкновение принимать гостей не ранее десяти часов вечера. Известная гадалка девица Ленорман предсказала княгине смерть ночью, поэтому она решила навсегда превратить ночь в день. Салон Е.И.Голицыной на Большой Миллионной, 30 посещали все знаменитости того времени. Хозяйка встречала посетителей в античных одеяниях, вела с ними весьма смелые и непринужденные беседы. По воспоминаниям Н.М.Карамзина: «Поэт Пушкин у нас в доме смертельно влюбился в Пифию Голицыну и теперь уже проводит у нее вечера: лжет от любви, сердится от любви, только еще не пишет от любви…». Впрочем, на этот счет историк ошибался: А.Пушкин посвятил княгине Е.И.Голицыной не менее трех стихотворений («К ***», приложение к оде “Вольность” и «Краев чужих неопытный любитель…»).

Особняком стоят в Донжуанском списке загадочные инициалы NN. Пушкинисты выдвинули немало гипотез о реальном прототипе этой «утаенной любви» поэта.  О.Гершензон указывал на Марию Аркадьевну Голицыну, урожденную Суворову- Рымникскую, внучку А.В.Суворова. П.Е.Щеголев доказывал, что ею была Мария Николаевна Раевская, впоследствии жена декабриста Волконского.  Ю.Тынянов считал загадочной NN Екатерину Андреевну  Карамзину; В.В.Томашевский — старшую дочь генерала Н.Н.Раевского Екатерину. П.К.Губер настаивал на кандидатуре Натальи Кочубей, а Л.Гроссман  — Софьи Потоцкой, дочери коронного гетмана Малороссии Станислава Потоцкого. Каждая версия имела право на существование, однако однозначно раскрыть таинственное инкогнито не удалось до сих пор.

Весной 1820 А.Пушкин был выслан из Петербурга в Кишинев за сочинение вольнолюбивых и дерзких стихов. В конце мая 1820 заболевший А.Пушкин  познакомился с героем войны 1812 генералом Н.Н.Раевским, который со своим семейством направлялся проездом на Кавказские воды. С разрешения начальника кишиневской канцелярии И.Н.Инзова, А.Пушкин последовал вместе с ними на Кавказ и в Крым. 16 августа 1820 он прибыл в Феодосию, затем в Гурзуф. Здесь он продолжил работу над поэмой «Кавказский пленник», написал несколько лирических стихотворений. В сентябре 1820  А.Пушкин побывал в Бахчисарае, где у него возник замысел поэмы «Бахчисарайский фонтан».

Читайте также  СТРАСТИ ГАБРИЭЛЯ Д'АННУНЦИО

А.Пушкин испытывал прилив творческих сил и чувствовал себя полностью в своей стихии. Он по очереди увлекался всеми четырьмя сестрами Раевскими: 23-летней Екатериной, 16-летней Еленой, 15-летней Марией и 12-летней Софьей.

File:Орлова екатер.jpg

С. Судариков. Портрет Ек. Н. Раевской

Ел.Н.Раевская

М.Н.Раевская

Эдмон Мартен. Портрет С.Н.Раевской

Мария Николаевна Раевская впоследствии писала: «Как поэт, он считал своим долгом быть влюбленным во всех хорошеньких женщин и девушек, с которыми он встречался…”.  Впрочем, любвеобильная натура А.Пушкина не могла удержаться в рамках одного только платонического обожания. По некоторым данным, там же в Крыму он находился в близости с компаньонкой Марии, крестницей генерала Н.Н.Раевского татаркой Анной Гирей (в замужестве Урусовой).

Осенью 1820 А.Пушкин вернулся в Кишинев. Продолжал много трудиться: в 1821 закончил сатирическую поэму «Гаврилиада”, в 1822 – поэму “Братья-разбойники”. Поэма «Кавказский пленник», увидевшая свет в 1822, принесла А.Пушкину славу первого поэта России. В мае 1823 А.Пушкин приступил к созданию романа в стихах “Евгений Онегин”. Пользуясь расположением местного начальства, путешествовал по Молдавии, подолгу гостил в имении Каменка Киевской губернии.  Женой одного из хозяев имения была Аглая Антоновна Давыдова (1787-1847), урожденная герцогиня де Граммон.

Э.Виже-Лебрен. Портрет А.А.Давыдовой

По отзывам близко знавших ее современников «весьма хорошенькая, ветреная и кокетливая, как настоящая француженка, искала в шуме развлечений средства не умереть от скуки в варварской России. Она в Каменке была магнитом, привлекавшим к себе железных деятелей александровского времени; от главнокомандующих до корнетов все жило и ликовало в Каменке, но — главное — умирало у ног прелестной Аглаи». А.А.Давыдова стала адресатом нескольких стихотворных посланий А.Пушкина (“A son amant Eglé sans résistance”, 1821; “Кокетке”, 1821; “Оставя честь судьбе на произвол”, 1821), а также знаменитой эпиграммы (1822):

Иной имел мою Аглаю

За свой мундир и черный ус,

Другой за деньги — понимаю,

Другой за то, что был француз.

Клеон — умом ее стращая,

Дамис — за то, что нежно пел.

Скажи теперь, мой друг Аглая

За что твой муж тебя имел?

А.Пушкин не оставил своим вниманием и старшую  дочь Аглаи  Антоновны Адель Давыдову. Декабрист И.Д.Якушкин оставил следующие воспоминания, относящиеся к концу 1820: „У нее [Аглаи Давыдовой] была премиленькая дочь, девочка  лет  двенадцати.  Пушкин  вообразил  себе, что он в нее  влюблен,  беспрестанно на нее заглядывался и, подходя к ней, шутил с ней  очень неловко.   Однажды за обедом он сидел возле меня и, раскрасневшись,  смотрел так ужасно на хорошенькую девочку, что она, бедная, не знала, что делать, и готова была заплакать; мне же стало ее жалко, и я сказал Пушкину вполголоса: „Посмотрите, что вы делаете:  вашими взглядами вы совершенно смутили бедное дитя».—„Я хочу наказать кокетку,—ответил он,—прежде она со мною любезничала, а теперь прикидывается жестокой и не хочет взглянуть на меня». С большим трудом удалось обратить все это в шутку и заставить его улыбнуться«. А.Давыдовой А.Пушкин посвятил послание “Аделе” (1822):

Читайте также  ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ ДОКТОРА МАРЧЕНКО

Для наслажденья

            Ты рождена;

            Час упоенья

            Лови, лови!

            Младые лета

            Отдай любви

            И в шуме света

            Люби, Адель,

            Мою свирель.

Кишинев, свое основное местопребывание в Южной ссылке,  А.Пушкин сравнивал с библейским Содомом:

Проклятый город Кишенев!
Тебя бранить язык устанет.
Когда-нибудь на грешный кров
Твоих запачканных домов
Небесный гром конечно грянет,
И — не найду твоих следов!
Падут, погибнут пламенея,
И пестрый дом Варфоломея
И лавки грязные жидов:
Так, если верить Моисею,
Погиб несчастливый Содом.

Содом, ты знаешь, был отличен
Не только вежливым грехом,
Но просвещением, пирами,
Гостеприимными домами
И красотой нестрогих дев!

Но в Кишиневе, знаешь сам,
Нельзя найти ни милых дам,
Ни сводни, ни книгопродавца.

COPYRIGHT © Александр Сосновский. «Кабинет доктора Либидо»

См. в интернет-магазинах Amazon, Литрес,Ozon.ru, ТД «Москва» (moscowbooks.ru), Google Books (books.google.ru),Bookz.ru,Lib.aldebaran.ru,Bookland.com, на витринах мобильных приложений Everbook, МТС, Билайн и др.

Использование и цитирование текста допускается только со ссылкой на первоисточник.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *