ДЕЛО О ДЕВКЕ ГАМОНТОВОЙ

Женщинам по фамилии Гамильтон как-то не очень везет по жизни. Эмма, леди Гамильтон, вдова национального героя Англии адмирала Г.Нельсона, кончила свои дни на чужбине и в ужасной нищете. Почти за столетие до этого еще более горькая участь ожидала ее однофамилицу Марию, которую судьба забросила на болотистые и хладные брега Невы.

Мария Даниловна Гамильтон, камер-фрейлина российской императрицы Екатерины I. Точная дата рождения неизвестна. Происходила из древнего и знатного шотландского рода. Ее предки бежали в Россию еще при Иване IV Грозном, спасаясь от политических репрессий. Здесь они породнились с родовитыми боярами Матвеевыми, получили фамилию Гамонтовы и быстро обрусели. Мария появилась при дворе в 1713 и сразу была принята в свиту жены Петра I Екатерины. Быстро привлекла внимание царя свободными и бойкими манерами. Однако, всерьез завладеть расположением Петра I девица не сумела. Ближайший помощник императора по токарной части А.К.Нартов в своих записках поведал: «Впущена была к его величеству в токарную присланная от императрицы комнатная ближняя девица Гамильтон, которую, обняв, потрепал рукою по плечу, сказал: „Любить девок хорошо, да не всегда, инако, Андрей, забудем ремесло“. После сел и начал точить».

Охочая до удовольствий Мария благосклонно принимала ухаживания многочисленных поклонников. По словам ее горничной Варвары Дмитриевой «хаживали к ней денщики и прочие дворцовые служители…». Особо преуспел царский денщик Иван Михайлович Орлов. Отношения осложнялись постоянными подозрениями в измене, сопровождались бурными ссорами и даже мордобоем: «Когда я, бывало, осержусь в ревности, то ее бранивал и называл блядью, и бивал…». В свою очередь, Мария ревновала Ивана Орлова к другой фаворитке царя Авдотье Чернышевой. Чтобы удержать любовника, Мария дарила ему ценные подарки, в том числе украшения, которые таскала у императрицы. Связь продолжалась до 1716. За это время М.Гамильтон трижды беременела. Две первые беременности ей удалось прервать с помощью знахарок, которые снабжали ее различными средствами, якобы, «от запору».

15 ноября 1717 М.Гамильтон родила младенца, от которого, по словам горничной Катерины Екимовны Терповской, тайно избавилась: «Сперва пришла Мария в свою палату, где она жила и притворила себя больною, и сперва легла на кровать, а потом вскоре велела мне запереть двери и стала к родинам мучиться; и вскоре встав с кровати, села на судно и, сидя, младенца опустила в судно. А я тогда стояла близ нее и услышала, что в судно стукнуло и младенец вскричал… Потом, став и оборотясь к судну, Мария младенца в том же судне руками своими, засунув тому младенцу палец в рот, стала давить, и приподняла младенца, и придавила». Затем Мария велела мужу своей горничной, конюху Василию Семенову вынести и выбросить труп.

Читайте также  АМАЗОНКИ

Преступление открылось случайно. Из кабинета Петра I пропали некие секретные бумаги и он заподозрил И.М.Орлова. Представ перед разгневанным императором, денщик не сразу понял, в чем его обвиняют. В страхе он упал на колени и признался, что уже три года как живет с бывшей царской любовницей. Рассказал также все, что знал о родах и убийстве ребенка. Незадолго до этого в дворцовой выгребной яме действительно нашли останки убиенного младенца. Петр I был в шоке. По его указанию началось расследование.

Историк М.И.Семевский, который в 1880-ые изучал подлинное судебное «Дело о девке Гамонтовой», представил иную версию. По его словам, М.Гамильтон всеми силами старалась опорочить свою соперницу Авдотью Чернышеву. С этой целью она пустила слух, что Авдотья в разговоре с Иваном Орловым насмехалась над Екатериной, утверждала, что та ест воск, чтобы вывести с лица угри. Сплетня дошла до государыни и привела ее в ярость. Перепуганный И.М.Орлов поспешил откреститься от М.Гамильтон и рассказал обо всех ее прегрешениях. 12 марта 1718 в комнатах М.Гамильтон был произведен обыск и обнаружены пропавшие «алмазные и протчие вещи Ее Величества». Отпираться было бесполезно.

М.Гамильтон и И.М.Орлов были отправлены из Москвы в Петербург и заключены в Петропавловскую крепость. Таким образом, они оказались одними из первых арестантов только что отстроенной тюрьмы. Подвергались жестоким допросам с применением кнута. Следствие растянулось до июня 1718. М.Гамильтон призналась в воровстве и в убийстве, но так и не дала показаний против И.М.Орлова. Только 27 ноября 1718 Петр I подписал приговор: «девку Марью Гамонтову, что она с Иваном Орловым жила блудно и была от него брюхата трижды и двух ребенков лекарствами из себя вытравила, а третьего удавила и отбросила, за такое душегубство, также она же у царицы государыни Екатерины Алексеевны крала алмазные вещи и золотые (червонцы), в чем она с двух розысков повинилась, казнить смертию. А Ивана Орлова свободить, понеже он о том, что девка Мария Гамонтова была от него брюхата и вышеписанное душегубство детям своим чинила, и как алмазные вещи и золотые крала не ведал — о чем она, девка, с розыску показала имянно».

Читайте также  ДЖЕЙМС БАРРИ, ВЫ ЖЕНЩИНА ИЛИ НЕТ?
 
П.Сведомский. Мария Гамильтон перед казнью. 1904
П.Сведомский. Мария Гамильтон перед казнью. 1904

Несмотря на заступничество Екатерины, Петр I остался непреклонным. Возможно, что он желал окончательно избавиться от М.Гамильтон, т.к. в глубине души не исключал собственной причастности к отцовству убиенных младенцев. 14 марта 1719 М.Гамильтон была обезглавлена на Троицкой площади Санкт-Петербурга. Она до последнего рассчитывала на помилование, которого не последовало. По описанию члена юстиц-коллегии И. Б. Шерера, присутствовавший на казни Петр I повел себя более чем странно: «Когда топор сделал свое дело, царь возвратился, поднял упавшую в грязь окровавленную голову и спокойно начал читать лекцию по анатомии, называя присутствовавшим все затронутые топором органы и настаивая на рассечении позвоночника. Окончив, он прикоснулся губами к побледневшим устам, которые некогда покрывал совсем иными поцелуями, бросил голову Марии, перекрестился и удалился».

История имела свое продолжение. По распоряжению Петра I отрубленная голова М.Гамильтон была помещена в петербургскую Кунсткамеру, где пребывала в полном забвении более полувека. Лишь в конце XVIII века княгиня Е.Р.Дашкова обратила внимание на необыкновенно большой расход спирта во вверенной ей Российской Академии наук. Выяснилось, что спирт употреблялся для обновления раствора в больших стеклянных сосудах с двумя отрубленными человеческими головами. Е.Р.Дашкова подняла документы и выяснила, что заспиртованные головы принадлежат М.Гамильтон и Виллиму Монсу, брату Анны Монс. Осмотревшая головы Екатерина II «…приказала их закопать в том же подвале». Достоверность истории вызывает сомнение, поскольку никаких документов на сей счет не сохранилось.

В конце XIX в. М.И.Семевский пытался разыскать голову М.Гамильтон в Кунсткамере, однако, безуспешно. Согласно свидетельствам советского периода: «Голова хранилась заспиртованной в стеклянной колбе. Однажды неким посетителем спирт был использован по прямому назначению, а голова исчезла. Обеспокоенные хранители музея обратились к морякам стоящего напротив Кунсткамеры корабля с просьбой найти экспонат. Моряки пообещали, однако корабль ушел и матросы надолго пропали. А чуть ли не через год они появились в музее и предложили взамен одной головы английской леди целых три головы подстреленных басмачей».

Память о злосчастной шотландской аристократке сохранилась в народной памяти и различных произведениях искусств:

«В кунсткамере хранится голова,

Как монстра, заспиртованная в банке,

Красавицы Марии Гамильтон»  М.Волошин. Россия.

«В веках волнует мир подлунный

Твой герб, Мария Гамильтон…» Г.Чулков. Мария Гамильтон.

Авторство: А.Сосновский. «Кабинет доктора Либидо»

См. в интернет-магазинах Amazon, Литрес,Ozon.ru, ТД «Москва» (moscowbooks.ru), Google Books (books.google.ru),Bookz.ru,Lib.aldebaran.ru,Bookland.com, на витринах мобильных приложений Everbook, МТС, Билайн и др.

Использование и цитирование текста допускается только со ссылкой на первоисточник.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *