CORPUS AMORIS

Когда работа над этой книгой уже приближалась к концу, мое внимание привлекла небольшая заметка в «Московском комсомольце». Она показалась мне столь замечательной, что привожу из нее некоторые выдержки:

«И тут депутатов понесло…

ЗЮГАНОВ: А трансвестит — это что такое? Ругательство? За него можно привлечь?..

ИВАНОВ: Да нет вроде…

(Шум в зале. Мнения депутатов разделились).

ПЛЕТНЕВА: Я тоже не знаю, что такое трансвестит. И тут товарищи тоже не знают. Объясните нам…

ИВАНОВ: Уважаемые коллеги! Трансвестит — это тот, кто меняет пол…

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: А как это?

ИВАНОВ: Ну, если это мужчина, то ему отрезают… и вживляют матку. А если женщина, то вживляют костную ткань…

Одна из депутаток, более сведущая в вопросах пола, попыталась прервать товарища Иванова: «Юрий Павлович, те, о ком вы говорите, транссексуалы, а трансвеститы — это совсем другое». Но перекричать зал уже было невозможно».

Безусловно, проблема взаимоотношения полов никого не может оставить равнодушным. Учитывая исключительный интерес, проявленный на самом высоком уровне, посвящаю свой скромный труд депутатам II Государственной Думы Российской Федерации.

 

«Вы знаете, как по-латыни зву­чит «Словарь сексуальности»? А вот так: corpus amoris. Музыка, черт возьми! Да и если вдуматься, то все утонченное, изящное, что было и есть в этой самой сексуаль­ности, создано не нами, а где-то там, в далеких грециях и древних римах, в китаях и япониях. Во Фран­ции в век Людовика XIV! Впрочем, и разнузданных оргий, и гадостного скотоложства было там немало.

Обо всем этом узнаешь из тор­жественно и красочно изданного «Террой» «Словаря сексуально­сти». Его составитель, Александр Сосновскийпортрет которого красуется на цветной супероблож­ке, вложил в это дело немало тру­да, энергии и, надо думать, лично­го сексуального опыта. С портре­та смотрит лицо хорошо пожив­шего человека. Для того чтобы стать историком поповой морали, в стране, где, как правило, секса нет и вполне возможно, что и не будет, требуется особый склад мысли, немалая воля и дерзость. А чтобы составить такой подроб­ный и серьезный труд, как энцик­лопедический толковый словарь, еще и энциклопедическая же ос­нащенность.

«Архивариус любви» — так на­зывает себя Сосновский. Более трех с половиной тысяч персоналий, терминов и выражений из раз­личных областей истории, мифо­логии, культуры, искусства, меди­цины, семейно-брачных отноше­ний, сексуальной патологии и сек­сологии, моды, так или иначе связанных с человеком и      взаимоотно­шениями полов, вошли в словарь.

Среди этих трех с половиной тысяч нам, русским людям, принад­лежат самые сочные выражения, веселые с «картинками» частушки и, надо сказать, бьющие не в бровь, а в глаз определения. Да, у нас-то секса хоть и не было, но отношения развивались и жили вовсю!

Сейчас конец века, тысячеле­тия. Снова возвышают свои голоса астрологи, снова поют сладкого­лосые предсказатели, психотера­певты, навевая сны золотые. В этой круговерти на ВДНХ, которая те­перь ВВЦ, широко и мощно про­шла недавно выставка секса, где хорошенькие парикмахерши — в од­них черных чулках! — стригли и бри­ли наших прокуренных, одетых не в лаковые ботинки и тонкие изящ­ные пиджаки, лохматых мужиков, а с утра и до вечера, у никелиро­ванного шеста, в зальчике-баре, при свете прожекторов, извивались стриптизерки. Нарасхват шла по­пулярная литература о сексе, и даже замшелые дедки-пенсионеры бойко раскупали календари с обна­женными красотками. В воздухе, говорят, пахло духами и блудом…

Так вот, «Словарь» А. Сосновского скорее для серьезного читате­ля. Его можно поставить на полку в достойный ряд хороших и нужных книг, словарей, энциклопедий и вре­мя от времени доставать, чтобы уз­нать значение слова, о которое спот­кнулись в тексте. Это, в общем-то, полезное чтение — для родителей, которые не знают, что делать с растущими своими чадами, для люби­телей искусства эротики — а книгу сопровождают эротические рисун­ки известных мастеров, таких, как известный английский художник на­чала XX века Обри Бердсли. Словом, посмотреть есть на что. И, как уже говорилось, найдут для себя утеху и любители острого русского слова (но, господа, не мата, конечно, для этого обратитесь к другим книгам).

Проблема полов никого, ни­когда не оставляла равнодушным. Ее с жаром, достойным лучшего применения, обсуждают депутаты Госдумы. Ее преподают в средних школах. Ну, а если обратиться к иным популярным газетам, то наш досуг исключительно заполнен ею. И, куда ни глянь, проблема эта нет-нет, да и выскочит: и в плохом самочувствии, и в озлобленном настроении. Кстати, и об этом мож­но немало узнать, обратившись к книге Александра Сосновского.«

Читайте также  ОБО МНЕ

Елена Петрова. Московская правда. 26.12.2000.

 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *